buy generic cialis online 818022ee

Кукаркин Евгений - Дыхание Кризиса



Евгений Кукаркин
Дыхание кризиса
Командир полка полковник Кирсанов смотрел на наши коробки взводов
презрительным взглядом. В ближайшее время его должны были перевести в штаб
округа и мы уже для него ничего не представляли.
- Майор Сергеев, приступайте к распределению взводов по своим местам.
Он, переваливаясь на толстых ногах, направился в свой кабинет. Майор
уникален. Ведет себя перед нами безобразно, но как начальник штаба по
профессионализму равных себе не имеет. Вот и сейчас он засунул левую руку в
карман брюк и перекатывает свои яйца.
- Чего засмотрелись? В какой руке?
- Правое, - услужливо подсказывает лейтенант Федоров, командир взвода
огневиков.
Лейтенант Федоров глуповато-туповатый офицер, которых в массовом
количестве выпускают средневойсковые училища. Бывший футболист, центрфорвард
"Молдовы", он с трудом усвоил азы армейской службы и лишь старые спортивные
связи привели его в парадную часть в Москве.
- Я не про яйцо, а про руку, - презрительно смотрит на него Сергеев.
Кто-то в строю хихикнул. Майор строго посмотрел туда. Его рука
по-прежнему шевелиться в штанах.
- Теперь в какой руке?
Он подошел ко мне и уставился взглядом.
- В левой, товарищ майор.
- Подсмотрел. Перемешаем. А теперь в какой?
- В левой, товарищ майор.
- Ну и дурак. У командира отгадывать нельзя. А как догадался?
- Рука левая.
- Молодец. Хвалю за наблюдательность. Сегодня, вы, товарищ сержант,
старший над дежурным расчетом. Через двадцать минут сбор у особиста в 18
комнате.
Майор вышел на средину зала.
- Взвод транспортировщиков, взвод расчетчиков, взвод связистов и взвод
топографистов - все на обслуживание дежурного расчета. Остальным-занятия по
расписанию. Дежурный расчет, выйти из строя.
Дежурный расчет был, по традиции, постоянен и состоял из четырех
заместителей командиров взводов и водителя машины. Офицера, командир части
назначал за два часа до запуска ракеты. Мы вышли из строя.
- Сержант Ковалев, выводите расчет.
- Есть, - отвечаю я. - Сомкнись. На пра-a-a-во. Шагом, марш.
Мы уходим в 18 комнату для получения инструктажа у особистов. Их двое.
Оба полковники и всегда серьезны и натянуты при разговоре с нами.
- Сегодня будет, делегация с Кубы, - говорит один из них. - Ведите себя
как всегда. Никита Сергеевич, иногда путает всех ваших родственников,
поэтому не отнекивайтесь и соглашайтесь со всем. Сержанту Ковалеву и
сержанту Дубинину выучить два анекдота, вот тексты. На запрос Хрущева, "что
нового?" - отвечает сержант Ковалев. Остальные поддерживают разговор в
порядке очередности. Сначала Дубинин, потом остальные.
- Теперь о делегации, - вступает в разговор другой офицер, - если они
будут обращаться к кому-нибудь из членов расчета, отвечать обстоятельно и
четко. О своей биографии ничего не скрывать. Если появятся затруднения,
щелкните пальцем - вот так. К вам сразу же придут на помощь.
- Генералу Чараеву, - опять говорит первый, - напомните, что бы из
блиндажа не выходил.
Генерал Чараев, жуткий пьяница. Благодаря своему знаменитому папе, его
из армии не выперли, а оставили как идола в назидание потомкам. В подпитии
генерал может выкинуть такое..., что нас используют как тягловую силу, дабы
его сдержать.
- Кажется все. Сержанты Ковалев и Дубинин учить текст анекдотов.
Остальные свободны.
Мы учим тексты. Особисты придирчиво проверяют нас.
- Сержант Дубинин, свободны.
Я остался один. Два полковника оценивающе смотрят на меня.
- У нас есть к вам предложение, сержант Ковалев. Нам необходима ваша
п



Назад