818022ee

Кукаркин Евгений - Эксперимент



Евгений Кукаркин
Эксперимент
ПРОЛОГ
Это не правильно, когда говорят, что профессию мы выбираем. Запомните,
профессия выбирает нас. Одни становятся профессионалами, другие и их
большинство, существуют до пенсии.
Мы родились в непонятное время. Даже в институт поступить не можем.
Знаменитый Хрущевский указ рекомендовал нам пройти двух годичную практику на
заводе и после, даже с тройками, поступать в высшее учебное заведение.
Мой друг, Лешка, побегав по ВУЗам, предложил мне все же подавать
документы, так как их везде берут и не отказывают. Мы решили, пойдем в
Кораблестроительный институт и сдали туда документы.
Ехидный старичок, математик, положил свою тощую ручонку на разбросанные
по столу билеты.
- Для вас молодой человек задача попроще. Билеты не тащите, если на мой
вопрос ответите правильно, ставлю пять, если нет - два. Условия задачи: В
нижнем углу комнаты сидит паук, в противоположном верхнем, сидит муха. Какое
кратчайшее расстояние от паука до мухи?
- По диагонали по полу, потом наверх.
Его рот, с сухонькими маленькими губами, развернулся в улыбке.
- Неправильно молодой человек. Идите, два.
- Как неправильно?
- Да так. Мысленно сделайте развертку комнаты и проведите прямую линию.
Пока молодой человек, приходите через два года.
Лешка тоже сыпанулся на математике и мы, как порядочные граждане своей
страны, пошли наниматься на работу. Причем, это оказалось так трудно, ведь
нам не было 18 лет, что пришлось применять папины и мамины связи, чтобы
устроиться лаборантом в химическую лабораторию. Лешка, также с трудом
устроился учеником сверловщика на завод.
Через год мы были у того же математика.
Опять та же картина. Он кладет свою лапку на билеты и опять задает
простой вопрос.
- Чему равен логарифм двух?
- Но это есть в справочнике.
- В справочнике много чего есть. Так чему равен?
- ???...
- Приходите в следующий раз молодой человек.
И опять, я с Лешкой, иду трудиться на целый год.
Прошел еще год и мы встали перед проблемой. Если в третий раз не
поступим, возьмут в армию, а это еще три года и тогда ни одна наука в нашу
голову не полезет. - Знаешь что, - говорит Лешка, - пойдем в
Военно-медицинский. И профессия и военная служба, все вместе. Ходят слухи,
что по математике у них не такие драконовские меры как везде.
- Мне всеравно, пошли.
Мы подали документы в Военно-медицинский институт.
К нашей безумной радости, мы сдали математику здесь на пять, а
остальные предметы на четыре. И не смотря на то, что баллов у нас было
меньше, чем у пятерочников, нас приняли. Если бы тогда было можно и Хрущев
был рядом, мы бы поцеловали его в маковку.
Но через год, Лешку вышибли и вовсе не за успеваемость. В морге, при
кромсании трупов, он упал в обморок, а при вторичной попытке его рвало весь
день. Он был невосприимчив к этим делам. Лешка ушел в армию, а у меня в
институте появились новые друзья.
Николай был худ и тощ, когда пришел на первый курс. В то время мы
всегда хотели есть, а он страдал этим больше всего. Он то и предложил мне
заняться тяжелой атлетикой. В его тумбочке хранились вырезки из газет и
журналов про Томи-Коно, Андерсена и других различных спортсменов,
выращивавших, сверх-шеи, сверх-спины и сверх-грудь.
Спортзал нашего института был всегда свободен и мы каждый вечер, два
года подряд, таскали тонны железа и гнулись на разных приспособлениях
часами.
На третьем курсе института, нас было не узнать. Николай стал
квадратным, целой машиной мышц, а я так развился в плечах и груди, что
г



Назад