818022ee

Кукаркин Евгений - Первый



Евгений Кукаркин
Первый
Я не верил своим глазам. На "Скайботах" были опознавательные знаки ВВС
Южного Вьетнама.
- Максимыч, - заорал я своему напарник, у - смотри, никак косые на
"боты" пересели. Не пощупать ли нам их крылышки?
- Давай, давай. Щупай, щупай.
В микрофоны вместо Максимыча, залопотал голос с акцентом.
- Ах ты, сволочь.
- Сама сволочь.
Быстро бросив взгляд на приборы, замечаю, что горючего минут на 6. Была
не была. Вперед. Делаю чуть заметный поворот и сейчас же ливень огненных
струй обрушился в мою сторону от "Скайбота". Еще доворот, и почувствовав
кожей что пора, нажимаю на гашетку. Пушки МИГа плюнули свою смерть.
Оторванный хвост "Скайбота" вертелся с замедленной скоростью где-то далеко
от самого изуродованного самолета.
- Гриша, пора.
Это уже голос Максимыча. На горизонте появились 4 точки. На выручку
вьетнамцам шли американцы. Мы удирали в свою сторону.
- Гриша, - раздался незнакомый голос на английском, - Ты меня
понимаешь?
- Я тебя слушаю.
- Меня зовут Мак. Мак Блиндон. Ты не против, чтоб я всадил в твою
задницу порцию свинца.
- С большим удовольствием Мак. Если сможешь, проблем нет. Только у меня
сейчас затруднения с горючим, так что милости просим завтра.
- Хорошо.
Связь прервалась. "Скайботы" отстали. Мы еле-еле дотянули до аэродрома.
Я спрыгнул на землю и с удовольствием подставил под прохладный ветер
свой промокший от пота летный костюм. На газике подлетел доктор.
- Гриша, как дела? Я привез твои 100 грамм.
Он достал термос и налив в колпачок противной китайской рисовой водки,
передал его мне. Я проглотил водку за один глоток.
- Хоть бы дал что-нибудь закусить, старый хрен.
- На.
Доктор протянул мне свежий огурец.
У доктора была своя метода изучения психики каждого летчика. Если после
полета, после принятия 100 граммов, летчик продолжал решать технические и
служебные вопросы, он считал его негодным к дальнейшим полетам. По его
мнению, летчик должен сразу ослабнуть и пойти выспаться.
Хорошо командир полка не придерживался мнения доктора и посылал
летчиков в бой, если того требовала обстановка.
Ко мне подлетела красивая вьетнамка в форме лейтенанта вьетнамской
армии.
- Товарищ капитан. - заговорила она без акцента на русском языке, -
Ваша машина требует ремонта. Посмотрите на плоскость.
Дырки от пуль изуродовали ровную поверхность крыла.
- Лейтенант, мне нужен исправный самолет завтра. А то у меня свидание
назначено в воздухе и не дай бог, может сорваться.
- Все смеетесь надо мной, товарищ капитан. Все равно не успею, перебиты
все гидравлические трубки.
- Максимыч, - закричал я. - Где ты?
- Я здесь, - медведем подошел громадный Максимыч.
- Подтверди этой красивой миледи, что у меня завтра назначено свидание.
Он махнул рукой.
- Не слушай его, Люся.
Наш язык никак не мог и не очень хотел выговаривать правильно
вьетнамские имена. Мы их называли как хотели и они соглашались с нами,
понимая наши трудности. Так и эту девушку, легче было назвать Люсей.
- Какой-то Мак обещал ему завтра набить рожу. Вот он и харахорится, -
продолжил свою длинную мысль Максимыч.
Люся обиженно повернулась ко мне затылком и залопотала на своем языке
аэродромным вьетнамцам.
- Да ты не обижайся на этого чурбана, - Максимыч ласково взял девушку
за плечи. - Приходи сегодня к нам, а то этот... на стенку с тоски полезет.
Девушка благодарно кивнула головой и отошла от самолета.
Полковник равнодушно принял мой устный рапорт. Потянул носом,
почувствовав запах водки, и подняв голову с бе



Назад