818022ee

Кулагин Олег - Как Там Это Сказано



Кулагин Олег
KАK ТАМ ЭТО СKАЗАHО...
-1-
Еще за мгновение до того, как стрела пробила своим тяжелым
наконечником золотистый рыбий бок , Олег уже понял, что попал в нее, не мог
не попасть. Водоросли, вдоль которых он медленно плыл, поднимались со дна
около берега сплошной стеной, поэтому необычный для ярко-зеленой
подводной растительности живой цвет он увидел не сразу, боковым зрением.
Kак только он понял, что за водорослями неподвижно стоит, считая себя
невидимой, какая-то рыба, как тело само повернулось в ее сторону, руки сами
сделали все как надо, и он не целясь мгновенно выстрелил, предчувствуя
уже тот слабый, но восхитительный звук, с которым гарпун пробивает рыбу.
Шнур слабо дернул ружье из рук.
"Правильно, гарпун силу-то потерял, рыбу пробивавши," - произнес Олег
про себя, и так же, про себя усмехнулся, потому что даже про себя он сказал
эту фразу с древнерусским оттенком. Говорить так было у них с другом
раньше что-то вроде игры, друг давно уехал в другой город, писем они друг
другу почти не писали, но Олег его часто вспоминал, а привычка иногда так
говорить осталась.
Чувствуя настоящий охотничий азарт, и волнуясь, что рыба может сойти с
гарпуна, он выпустил подводное ружье из рук, и оно повисло на грузовом
поясе, привязанное коротким шнуром. Олег взял в правую руку кукан -
короткую палочку, заостренную с обоих концов и привязанную за середину к
поясу , набрал полную грудь воздуха, и нырнул к еще трепыхавшейся на
гарпуне рыбе.
Глубина у берега была небольшой - метра два с половиной. Олег пару
раз толкнул воду ластами , и стекло маски оказалось прямо у облачка мути,
которую подняла бившаяся на дне рыба, он сунул в это облачко обе руки, и
сразу же наткнулся на нее, крепко схватил левой рукой, и даже через мокрую
ткань перчатки почувствовал тепло живого тела.
"Почему так всегда?" - подумал он - "Hу ведь холоднокровные же они
считаются... А на ощупь всегда кажутся теплее воды..." - он поднял рыбу
из мути в чистую воду, и увидел, что зря волновался , острие гарпуна
пробило ее насквозь под позвоночником, сразу за жабрами, сорваться она
никак не могла. Он встал на дне на колени, перехватил рыбу поудобнее, и
стал просовывать ей острый конец кукана в жаберную щель. Рыба оказалась
крупным, килограмма на два линем, жабры она закрыла плотно, поэтому ему
сперва пришлось поддеть острием кукана край жаберной крышки и приподнять
его, потом он протолкнул кукан через рот линя и вытащил наружу. Kукан встал
поперек рта линя, и ему уже некуда было деваться. Воздух в легких кончался,
в груди уже покалывало, и хотелось скорее подняться к поверхности и
вздохнуть, но Олег поднял голову, и еще постоял на коленях на дне несколько
секунд, поверхность воды снизу, через стекло маски, казалась не плоской, а
вогнутой, казалось, что над головой натянут большой кусок
полиэтилена, который провис от тяжести.
Олег оттолкнулся ногами от дна и медленно поднялся к поверхности, и когда
конец трубки показался над водой, он резко выдохнул из трубки воду и с
наслаждением сделал несколько глубоких вдохов. Потом он отвинтил от
проткнувшей рыбу стрелы наконечник, вытащил из рыбы стрелу, и навинтил
наконечник обратно. Потом подтянул к себе за шнур висящее внизу подводное
ружье, вставил в него стрелу, упер ружье рукояткой себе в живот и двумя
руками натянул и зацепил на вырезе в стреле резиновые тяги, сперва одну, а
потом и вторую.
-2-
Вода в котелке закипала, и все то, что только что было таким важным и
волнующим, уже кончи



Назад