818022ee

Кульчицкий Владимир - Звездный Патруль



Владимир КУЛЬЧИЦКИЙ
ЗВЕЗДНЫЙ ПАТРУЛЬ
Лауреат Нобелевской премии Энрико Линеен вот уже несколь-
ко месяцев не покидал своего жилища. В последнее время Лине-
ен чувствовал себя вполне удовлетворительно, но в Исследова-
тельском центре не торопились подключать ученого к делу,
считая, что Линеен еще не окреп после автокатастрофы. Вскоре
Линеен понял, что оказался выставленным за двери Центра,
правда, со всеми почестями. В Центре не могли простить Лин-
сену его подписи под Воззванием к ученым мира прекратит* лю-
бые исследования по высвобождению колоссальных энергий из
легких элементов.
Но Линеен был даже рад вынужденному безделью. Целыми ча-
сами он ровнял белый песок на тропинках небольшого парка,
стриг ручной косилкой траву на газонах, рыхлил землю под мо-
гучими папоротниками, фонтанами выбивавшимися из-под земли.
Линеен много сделал для того, чтобы все вокруг напоминало
далекую родину, которую еще в прошлом веке покинули его
предки, оставив в финских лесах скромную усадьбу и небольшое
поле, которое, должно быть, давным-давно заросло ольхою и
березняком. Свое жилище Линеен построил по образцу старых
усадеб финских помещиков. При строительстве возникли труд-
ности с черепицей. Оказывается, ее нигде не производили.
Но во время очередных маневров, проходивших на Балтике,
Морское ведомство скупило черепицу с нескольких хуторских
построек и преподнесло в качестве презента преуспевающему
ученому, чьи невероятные открытия укрепляли международные
амбиции американских генералов и политиков.
Линсену нравилось смотреть издалека на свой дом: готичес-
кий треугольник крыши, узкие стрельчатые окна; бросались в
глаза каменный забор, тяжелые ворота и бревенчатый подъемный
мост, переброшенный через небольшой ров. В неспокойное вре-
мя, когда даже на улицах Городка Ученых можно было услышать
автоматные очереди, куда лучше чувствовать себя за полумет-
ровой стеной из красного кирпича, нежели в изящных виллах из
стекла и металла, в которых жили творцы земных солнц. В пос-
леднее время уютная крепость перестала спасать старого уче-
ного. Он все острей начинал ощущать свое одиночество. Линсе-
на уже не радовали вечера, когда он, уютно устроившись у ка-
мийа, неспешно шелестел газетами, которые рассказывали о бу-
рях и невзгодах стремительной жизни, щадившей маленький за-
мок и его обитателя.
Ради науки Линеен не заводил семьи. И вот теперь, когда
он изредка видел играющих детей, его охватывала непонятная
печаль. Ему хотелось подойти к детям, погладить их по голов-
кам и спросить, кто они и откуда? Как воспринимают этот мир?
Что чувствуют, когда видят солнце? Чего они хотят? Какой
сделают землю? Разумеется, старый ученый не задал ни одного
из этих вопросов: дети были чужими и далекими, как прожитая
жизнь. С некоторых пор Линеен стал ловить себя на том, что
при виде детворы ему перехватывает горло, становится трудно
дышать. Он неожиданно начинал представлять, что произойдет,
если вспыхнет над землей "фиолетовое солнце", сброшенное с
военного спутника. Ученый гнал от себя видения конца света
и, успокоившись, радовался, что нет у него ни детей, ни вну-
ков. Свой век уже почти дожит. На посиделок и врачей денег
хватит. Что произойдет потом, уже не так важно...
В один из осенних вечеров, когда Линеен особенно остро
ощущал свое одиночество, он не без содрогания прочел в
"Нью-Йорк таймс" о самосожжении буддийского монаха, высту-
пившего против войны. Линеен долго смотрел на фотографию по-
жилого и совсем лы



Назад