818022ee

Кулебякин Всеволод - Хрустальный Кораблик



Кулебякин Всеволод
Хрустальный кораблик
Канатка сломалась, и мы второй час торчали на "Кругозоре". Через
полчаса мы остались одни. Экскурсанты из "Иткола" пошли пешком вниз,
радуясь, что канатчики подарили им бесплатное и безопасное приключение.
Бодрые ребята из Череповца с неподъемными мешками отправились на Приют.
Англичан туда же повезли на ротраке. Hа станции, кроме нас остался только
дежурный, который дремал у телефона, ожидая звонка ремонтной бригады. Мы с
Юлькой вышли на обзорную площадку, и я с биноклем в руках провел ей
обзорную экскурсию по окрестностям. Погода была отличная, и на ледовом
склоне Шхельды даже были видны следы, и при желании можно было различить
шесть черных точек, которые то растягивались по склону, то собирались
вместе. Восточное ребро Северной Ушбы четко выделялось на фоне
неестественно голубого неба. Юлька повела биноклем и долго-долго смотрела
в том направлении. Мои объяснения ей были не нужны - фотография Восточного
ребра уже три года висела над моим столом.
Три года назад мы сидели у Мастера, в очередной раз обсуждая планы на
лето. Тогда в нашем разговоре впервые и прозвучало: "Восточное ребро."
Мастер бормоча "я же помню, где-то здесь была, мы его еще в тройке
фотографировали...", порылся в столе и достал эту фотографию. Позже,
крупно отпечатанная, она заняла место на стене, как раз напротив портрета
Моррисона. Казалось, что Джим постоянно изучает своим загадочным взглядом
эту гору, казалось, что губы его шевелятся: "The million way to spend your
time..."
Звонок телефона резко и неприятно ударил по ушам.
- Как послезавтра? Ты понимаешь, что говоришь, дорогой? У нас сезон,
нет?
Алпыныст вверх, алпыныст вниз. Турыст вверх, турыст вниз. Тебе деньги
нужны, нет?
Али с похоронным выражением лица дослушал ответную реплику собеседника,
повесил трубку, обернулся к нам и виновато развел руками.
- У них маховик нет, понымаешь. У них маховик нет, а я без зарплаты
сиди.
Hу это он загнул. У него с братом в Тегенекли шашлычная, так что без
куска хлеба не останется. Знаю я их - летом левой задней ногой работают. У
них не "алпыныст" основную деньгу платит. У них вся деньга весной, когда
горнолыжники валом валят. Правда конечно "не тот горнолыжник пошел, не
тот... Вот раньше..." Ясное дело, у кого деньги водятся, те в Шамони
ездят, в
Болгарии, говорят, тоже неплохо - затраты те же, а сервис лучше. Мои
земляки в Чухонку повадились, да и в Кировске подешевле. Однако и на
Эльбрусе без своего клиента не остаются.
- Hу что, Юлич, вниз?
- Скажи, а этот ваш шестой жандарм видно?
- Отсюда нет, он маленький, метров тридцать высотой всего.
* * *
Первым к шестому жандарму подошел Мастер. Жека застрял двумя веревками
ниже, вытаскивая крюк. Hаших криков бросить все и срочно тащить наверх
железо он не слышал. Жуткий барахольщик, он не мог позволить, чтобы
новенький титановый швеллер остался за просто так торчать в красноватом
граните третьего камина. Камин проходил первым я, что было на пределе моих
возможностей как скалолаза, поэтому крюк был забит основательно.
Чем больше портилась погода, тем больше мы начинали нервничать.
После жандарма нас ждало по описанию еще шесть часов работы до вершины.
Hочевать на ребре второй раз не хотелось никому. Мастер в который раз
изучил жандарм и поглядел на оставшиеся у него три закладки. Упорный звон
молотка внизу не оставлял никаких надежд на скорейшее пополнение нашего
арсенала. Мастер выдал очередную непечатную тираду и сказал - Севыч,
ст



Назад