818022ee

Кулешова Галина - Танцовщица Тай



Халина Кулешова
Танцовщица Тай
--Что, девочка, договорились?
--Пошли, только деньги вперед,-- сказала девочка так, как это говорили
опытные женщины. Хотелось кушать. Очень-очень.
*******
По дороге из Тагорины в Чишкеш Семья Чылэ встала лагерем у распутья Столица
– Запад. Звездный дождь – счастье для всех,
звездный дождь расчертил фиолетовое небо, не дождь – ливень, потоп.
Новорожденная девочка лежала, завернутая в материнскую блузку и платок.
Звездопад искрился в ее черных глазенках, она шлепала губами и морщила
красную обезьянью рожицу.
Старуха, которая принимала роды, наклонилась над ребенком и покачала головой.
-- Не спит твоя чернушка, Гита. Красавица вырастет. Весь мир ее имя узнает.
Да…
--Это потому, что звезды падают? –поинтересовалась Сола, жена гайды Семьи.
--Как будто все небо осыпается…Осень в Далеких Полях..
Пятнадцатилетняя Гита, мать черноглазой малышки, повернулась на охапке
сена.
--Это галактика видно засмотрелась тут на меня, да врубилась в другую
галактику.
Гита рассмеялась.
--Я думаю назвать ее Тай,-- неожиданно заявила она.
"Тай" на языке народа лали было синонимом слова "ханима"—удача, но
употреблялось обычно в плане—"н-да-а, повезло…"
Сола улыбнулась.
--Ну, я тогда свою назову Нэль.
Старая Лахари сплюнула—"Нэль" на одном из жаргонов означало "девочка", а
попросту—шалава, оторва.
Сола и Гита расхохотались, Сола похлопала себя по животу и успокоила
старуху:
--Й' Лахари, мать, не сердись. Я ее Омагирой назову, как старую гайду.
--Как сказала, так и получится,-- проворчала старуха, --сегодня по первому
слову сбывается. Танцовщица родилась.
Продолжая ворчать уж совсем что-то неразборчивое и непонятное, Лахари, не
торопясь, похромала к своей палатке.
Гита недоуменно и сердито хмыкнула.
--Ха, она-то с чего взяла, кто родился? А, может, певица? А, может,
геолог-археолог? Тоже мне…
--Ладно тебе, Ги,-- сказала примирительно Сола, --Старая женщина, пусть её…
--Не, ну хорошо, пусть себе гаджам мозги пудрит своими предсказаниями, они
ей бабки платят…
--Да чего ты развоевалась-то? Спи-отдыхай, не успела родить, а уж буянит.
Бай-бай.
Так пришла в мир Танцовщица Тай.
Утро следующего дня было туманным, молочно-оранжевым, зябким. Моросил
дождик, пронзительно зеленела мокрая трава.
Лахари пришла проведать ребёнка. Тай лежала на животе, сучила ножками и
хныкала.
Кроме неё в палатке никого не было.
--Гита! –позвала Лахари.
Спящий лагерь молчал.
--Вот дура-то непутёвая! –сказала старушка, взяла на руки младенца и пошла
к палатке гайды.
--Гири! Эй, Й’Гири! Сола! Вы что, спите? К вам можно?
--Нельзя! –немедленно откликнулся гайда Семьи.
--А где Гита?
--А где Гита? У себя должна быть.
--Нет её, девку давно кормить пора…
В подтверждение её слов Тай, было задремавшая, проснулась и завизжала.
Наспех одевшийся Гири вышел к Лахари.
--Как нету?
--Да вот так. Нету.
--Ну-ка, пойдём.
Втроём они обошли весь лагерь. Громкие голодные крики Тай будили людей, и к
поискам присоединялись новые и новые добровольцы.
Вскоре стало ясно, что Гиты в лагере и окрестностях нет. Лахари была вне
себя.
--Проститутка! Сволочь бездушная! –ругалась она под аккомпанемент детских
воплей, --Ох, встречу я её! Ах, скотина!
Встретиться, правда, им не пришлось. Гири пытался разузнать о ней
что-нибудь в других Семьях лали,
но толком никто ничего сказать не мог: то ли завелся у девицы богатый
покровитель и увез ее в далекие дали, то ли не покровитель это был, а обычный
сутенер, посредством которого Гита о



Назад