818022ee

Куманичкин Александр Сергеевич - Чтобы Жить



Куманичкин Александр Сергеевич
Чтобы жить...
{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста
Литературная запись Е. Куманичкиной
Аннотация издательства: Героя Советского Союза генерал-майора авиации
Александра Сергеевича Куманичкина уже нет в живых: он скончался в октябре 1983
года. В годы войны, будучи летчиком-истребителем, командиром эскадрильи,
штурманом 176-го Проскуровского полка свободных охотников, А. С. Куманичкин в
боях с немецко-фашистскими захватчиками показал высокую боевую выучку, проявил
себя талантливым воздушным бойцом. Войну А. С. Куманичкин закончил в небе
Германии, под Берлином. 36 сбитых вражеских самолетов - таков общий боевой
счет советского аса.
Андрей Мятишкин: По книге Н.Г. Бодрихина "Советские асы" Куманичкин сбил
во время Великой Отечественной войны лично 31 самолет противника, в группе 1
самолет, и в Корее 6 самолетов лично.
Об авторе: КУМАНИЧКИН Александр Сергеевич. Родился в 1920 году. Участник
Великой Отечественной войны. Окончил Борисоглебское авиационное училище и
Военную академию Генерального штаба Вооруженных Сил СССР имени К. Е.
Ворошилова. Герой Советского Союза, генерал-майор авиации. Награжден орденом
Ленина, шестью орденами Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды и
многими медалями. \\\ Андрей Мятишкин
Содержание
Начало
Показательный пилотаж
Тяжело в учении...
Одиннадцатое июля
Две горсти смертей
Обычное дело
Рядом - друзья
Страсти-мордасти
Пал Иваныч
Вслепую
О храбрости
Саша Павлов на земле и в воздухе
Батя
Невезучий
Полет в Москву
Новое назначение
Павел Федорович Чупиков
Байда
Хозяин неба
Техники
Под бомбами
Последние бои
Вместо послесловия
Начало
- Курсант Куманичкин по вашему приказанию прибыл!
Стою в ленинской комнате перед командиром звена капитаном Василием
Зайцевым и, как говорится в неписаном уставе, - "ем глазами начальство,
выражая удовольствие".
А начальство, совсем не по-уставному, добродушно приглашает:
- Прибыл, значит? Ну, раз прибыл - садись, поговорим!
- Слушаюсь!
Сажусь на стул и жду, что будет дальше.
- Тут вот какое мнение есть, - говорит командир звена, внимательно
разглядывая меня, словно видя впервые, - оставить курсанта Куманичкина после
окончания училища инструктором. Как смотришь?
Вопрос чисто формальный. Любой работник училища знает: курсанты рвутся в
строевые части. Я исключения не составляю. Но командир звена знает и другое -
в армии от назначений отказываться не принято. Приказ есть приказ.
- Прошу отправить меня в часть, - выпрямляюсь я под пристальным взглядом
командира звена. И добавляю почти жалобно: - Очень прошу.
- Садись, - неожиданно мягко говорит капитан. - Садись и слушай.
Когда начальство начинает говорить мягким голосом, добра не жди: судьба
твоя решена окончательно и бесповоротно.
- Твой инструктор Карпов рекомендовал тебя как способного курсанта. Ты же
понимаешь, поднять машину в воздух - еще не значит быть летчиком. А наша
задача - не самолетом научить человека управлять - летчиком-истребителем его
сделать. Вот почему нам в училище нужны толковые инструкторы. А в часть ты еще
попадешь. Тебе лет-то сейчас сколько? Двадцать?
- Девятнадцать.
- Еще налетаешься досыта, - подытоживает капитан. И добавляет невесело: -
И, чего там скрывать, навоюешься, боюсь, тоже досыта. А назначению не
кручинься - нужная работа!
"Адова работа", - думаю я, выходя из ленинской комнаты, не без злости
вспоминая лестную характеристику, данную мне моим инструктором Иваном
Петровиче



Назад